Страницы

01.07.2013

ВЬЕТНАМ. Часть V. Нячанг

о Достоевском, которого не было


Люди с одесской душой не дадут мне солгать -  кому сдались те дороги, шо не ведут к моречку? Правда, после ночи в поезде, утреннего перелета в Сайгон, жаркого пешего дня в столице и ночи в автобусе, признаюсь, я задумывалась, на шо то моречко сдалось мне! Особенно когда по приезду на рассвете, с разряженным нетбуком и без карты я забрела от автостанции в противоположную морю сторону и рисовала рукой волны неговорящим по-английски деревенским жителям. К счастью, нашлись люди с открытыми сердцем и карманом - уже через минуту на меня надевали мотошлем... Тут надо сделать отступление - единственный велосипед, не вызывавший у меня страх, был трехколесный "Гномик-4". И хоть друзья и научили меня лет в 13 ездить на его старшем брате, меня хватило ровно до первого близкого знакомства с асфальтом. Потому все водители двухколесного-чего-угодно мне представлялись угрозой жизни, спокойствию и коротким юбкам. Но сказать вьетнамцу, что ты боишься ездить на байке, это как если бы индус в украинское рождество испугался холодца... Пожалуй ни одного мужчину я не обнимала так крепко, как своего ветхого таксиста - скрип его ребер и моих зубов заглушил лишь рев мотора. но уже через пару мгновений я вспомнила, что ненависть - это нередко лишь зажатая страхом любовь, которая словно прибитый дождем к земле пух, потирает руки в ожидании солнца... Этот пух необратимо заменил своей легкостью остатки такого грузного серого вещества в моей голове - если бы только рюкзак за спиной не пригрозил превратить меня в птицу низкого полета, а летящие роем на работу вьетнамцы - случайно откусить пальцы на лету, я бы и не заметила этой мозговой потери) 





В отместку за помятые в первые секунды ребра, таксист высадил меня в квартале от отеля, неопределенно махнув рукой в какую-то подворотню. Вычитывая адресные таблички за очередным поворотом, я внезапно услышала за спиной похожее на фейерверк по громкости и эмоциям "Юкрээээээйин??!?!?!?!?!"...

В детстве я каждое лето меняла киевскую область на донецкую. И всегда мечтала, что вот внезапно, кто-то из моих влюбленностей преодолеет железнодорожную ночь и случайно появится с ромашкой в честь третьего июльского дня (или восьмого августовского, например, - не в том был бы праздник). Чего, конечно, никогда не случалось. На эту тему в "вконтакте" часто мелькает статус, что "мечты сбываются в определенный момент, и момент это называется "уже нах... не надо". Дорогие мечты, мне всегда надо! Даже если вы немножко опаздываете (простите, задерживаетесь), если вас не дай бог кто-то встретил вот таким вот бессовестным хамством - вы не раздумывая идите ко мне, пожалуйста. У меня всегда охлаждается шампанское на случай вашего внезапного исполнения. И выдержка добавляет ему новые вкусовые оттенки;)

Так вот - на углу стоял тот самый аэропортный Дэн. И кажется, от этих криков даже глаза сидящих на лавочке вьетнамцев приобрели европейский разрез. Я до сих пор не понимаю, как можно было усмотреть меня в том закоулке и узнать со спины с заколотым, непроходимым даже для колибри, гнездом из волос. Но зато знаю, что единственное название момента для чудес - это "вовремя".


А вообще, Нячанг - это как Железный порт, только у прохожих глаза узкие по национальному признаку, а не от водки. Везде русские надписи, цветные обложки Донцовой и "приятные" акценты на пляже.


Только вместо варенной кукурузы песни поются про бананы (очень, кстати, круто поются) ...


... и вместо кваса бамбук)




А, и вместо бойких мужчин из Херсона - боевые мужчины из Сахалина. Впрочем, стадия "Тагил" отменяет географические границы. Когда с нетрезвых берегов Дальнего востока России я услышала о своем вьетнамском маршруте "Да ты отчаянная! Прям зауважал", женщина во мне, прощение которой после этих безумных дорог я усердно вымаливала массажами, Ремарком и платьями, вонзила мне в сердце осиновый кол.  Зато и клеймо лоха (которое, признаться, после аэропортных потерь тяготило меня больше, чем рюкзак) было благополучно снято - с наступлением ночи вьетнамцы шустрыми налетами ровняют в лоховском звании и студенток из Германии, и богатырей из Владивостока. Вот такое оно - коммунистическое равенство в действии:)








На самом деле, Нячанг окружают не только русские туристы. Как показывали рекламные проспекты, есть там и бухты с прозрачной водой (традиционные русские "бухты" с пивом и рыбой опытные гиды тоже обещают), и горные деревни, и даже самая длинная в мире канатная дорога, ведущая в аквапарк (это его холмы видны на морских фотографиях). Желания кататься самой на горках у меня, к счастью, пока еще не возникало, "бухты", как я уже писала, во Вьетнаме невкусно, зато у меня было три дня насладиться лучшими из аттракционов на этой планете - книгой и морем. Если бы только о безвизовой украинке с маленьким рюкзаком Дэн не успел рассказать всем своим знакомым, и позвавшая его во вьетнамский колледж на урок английского знакомая учительница, пригласила и меня поделиться туристической необходимостью учить инглиш. У меня не было возможности не брать трубку в ответ на эту просьбу)

Очень забавно, когда девушка из Украины, чей английский не то, что хромает, а катит колесо инвалидной коляски левым ухом, рассказывает вьетнамским студентам о важности знания языка. Но как сказала когда-то мой преподаватель курсов по пиару, через пару лет позвав меня на свой частный семинар, "Катя, конечно, несла полнейшую чушь! Но была так искренна и увлечена, что судя по вашим лицам, вы ничего не поняли, но всему поверили". Вот примерно также была выполнена моя международная миссия во Вьетнаме;)




Как-то Дэн спросил о моем отношении к Америке. Поскольку мое отношение еще в далеком детстве сформировали глаза Дилана из "Беверли Хиллз", мне не пришлось лгать о чрезмерной расположенности к разноцветным холмам из земли и бетона. Но я не могла не отметить, что при всей любви к Хемингуэю, Уильямсу, Твену, Лондону, Фицджеральду, Брэдбери, Драйзеру и ого-го кому еще (Вуди Аллену, Керри Брэдшоу и Хантеру Томпсону, в конце-то концов;)), в Америке никогда бы не могли возникнуть Достоевский, Чехов и Толстой. В ответ я услышала вопрос, заглушивший вечный гул вьетнамских дорог: "А кто это?"...

Но знаете... Я много встречаю начитанных людей. И это, должно быть, хорошо. Но часто кажется, будто строчки прочитанных книг намотаны им на зрачки - до того мутно они видят красоту неба. Не помню, где это было, но тем не менее напомню популярное: "Как можно жить, не читая Достоевского?! - Ну, Пушкин же как-то жил." В общем, да. Живите просто больше. Как завещал, кстати, все тот же пресловутый Федор Михайлович.



1 комментарий:

  1. Нячанг - поберьежный городок и городок любви!

    ОтветитьУдалить