Страницы

11.07.2017

Iceland


О погоде

1. По утрам в Исландии вместо солнца поднимаются облака. Или не поднимаются. 

Lisbon 3/5. Portugal




"Развязать узлы до 45, и уйти.
Не по проторенным путям, из этих перепетий.
Вышел открытым, поймал волну.
Рассказывает море истории все ему". 
5'nizza "Митя" ("КУ" 2017)

Прямо перед Португалией я читала Ремарка. В книге "Ночь в Лиссабоне" город - не главный герой, лишь декорация - по нему растекается знакомая ремарковская боль. Перетекает из стакана в стакан, шатается по барам, вглядывается в прошлое, в темноту, за океан. И не то чтобы я сразу не понимала, что Ремарк не путеводитель по лиссабонской ночи написал. Напротив, я осознанно не стесняюсь напоминать себе о смерти. Потому что чем резче чувствую боль - чужую или поближе, тем бережнее отношусь к настоящему - громе смеюсь, чаще пританцовываю. Сильнее живу.

Lisbon 2/5. Portugal

 
"Человек человеку - Ку,
Давай, давай музыку"
5'nizza "Ку" ("КУ" 2017)

Чуть ближе к Солнцу, чуть настойчивей к богу располагается смотровая на Кришту Рей. Звучит, как имя рок-звезды, но на самом деле это статуя "Христос-Царь".
Деньги на нее собрали женщины - в благодарность Иисусу, что их сыновья избежали второй мировой войны. Создавая своего Кришту, сыновья соревновались в размере с тезкой в Рио. Метров десять не дотянули, но якобы выиграли за счёт высоты постамента. Победа, в общем-то, жизненная - чем выше у тебя статус, тем меньше окружающим позволено трепаться о твоем размере. Но как бы не зря (?) писалась Библия: "сколько ни суетись, сантиметров к своему росту не прибавить".

Я к лиссабонскому Кришту не поднималась. Конечно, виды, ракурс, все дела. И высоту люблю страшно. Но как показывает опыт, разделять вершину с толпой - малоприятное удовольствие. Потому за статуей наблюдала со стороны. И должна сказать, что Христос неплохо ориентирует в темноте. Что, в общем-то, немаловажное о нем знание. 


О Португалии и Бразилии, кстати. Страны разделяют океан и общая история.  Три сотни лет португальцы так увлеченно гостили в Бразилии, что бразильцы с ними чуть ли не век после этого не разговаривали. Дело не в том, что они не гостеприимны (очень даже наоборот). Просто незваный гость плох даже там, где не слышали про татарина. Но годы идут. На солнце собственной жизни обиды тают быстрее. А сегодня " бывший бриллиант португальской короны" сияет все-таки поярче короны. Бразильцы путешествуют по Португалии. Учатся, работают, не винят.

Возможно, кто-то назовет память длиною в век короткой. А мне кажется, что если ты сражался за независимость и мир, то умей не перепродать первое и не предать второе. Жаль только, что на эту ступеньку цивилизации с гранатой и мандатом вместо мыслей не пускают.




10.07.2017

Lisbon 1/5. Portugal


"Форма может быть любой, но хребет один.
Кто не тянет за собой - неопередим".
5'nizza "Самолет" (КУ 2017)


Кто-то опытный однажды сказал: "В городе, в котором не повезло, тебе не понравится архитектура" (привет, нестройный Вьетнам!) Но случается же так, что ты сначала влюбляешься, а уже потом спотыкаешься в закоулках? И тогда тебе и в трещинках - обаяние истории, и в седине - харизма пройденных дорог.

Не знаю, возможно, Лиссабон мне был как-то особенно подсвечен июлем (быть может, самолетным вином), но голову потеряла от него в первую же секунду на Avenida da Liberdade. А уже потом "повезло и архитектура". Потому когда слышу, что он какой-то нескладный, каменистый, потрепанный, во мне закипает возмущение: "Это же лучший город на земле!". И вслед за этим смущенная мысль о свойствах влюбленности - слепнешь ты или все-таки сердцем видишь больше?






Когда в Лиссабоне случается утро, а у утра есть свойство случаться каждый день, город пахнет солнцем. У солнца запах размашистых планов и неспешных шагов. Но даже если вы вышли из мая летящей походкой, в Лиссабоне ходить быстро не получится - скользкая плитка, высокие ступеньки. Для тех, кто бережет коленки и время, по городу и страницам всех путеводителей кружит двадцать восьмой трамвай. На площади Мартим Мониз к трамваю выстраивается змейка туристов. Если змейка из стран восточной Европы, на солнце она шипит и извивается. Я произвивалась в ней час - очень хотелось узнать, что такого упускаю, игнорируя опытные туристические "what to do". Как оказалось, не более, чем чужой протоптанный путь. Жизнь тогда, ой, город, проносится перед глазами чередой продуманных впечатлений - не заглянуть ни в глаза, ни в окна. Я такое не люблю. Выдержала пару смазанных трамваем минут и пустилась в шаг.




















Шагать по Лиссабону красиво и вкусно. Португальцам не жалко украсить окна детскими и не очень выдумками, а жизнь - ликером жинжинья в мини-барах на углу. Благодаря азулежу (которая плитка) улицы похожи на одну большую кухню в самом ее уютном смысле. Уютно и желудку, и кошельку - питаться в Лиссабоне можно не только впечатлениями. Не переоценивают себя ни морские обеды, ни пирожные паштел де ната. Самое аппетитное в лиссабонских десертах - это отсутствие такой приправы, как угрызение совести. Здесь знаешь наверняка - до следующей смотровой дойдешь без сахара на бедрах. От этого рецепты и мир становятся в два раза вкуснее.





Но все самое ценное в Лиссабоне бесплатно. В столице много соборов - говорят, португальцы набожны. А я, признаться, не очень. Молюсь на солнце. Для таких язычников в столице свои церкви - смотровые площадки. Такие не тесные музеи лучистой достопримечательности города. Бесценными экспонатами здесь - свежий воздух, оранжевые крыши, прохладная сангрия и ненавязчивая проповедь расслабленной гитары.

Такие экскурсии, должно быть, не особенно познавательны. Улыбки, взгляды, небо - что ты здесь не видел?  Но если хоть на минутку выключить фотоаппарат и поймать не цвет вокруг, а свет внутри, то поймешь, какая же несложная у него на самом деле формула. Плюс неиспачканный суетой ты. Минус ирония в окружающих тебя улыбках, минус предвзятость в чужих глазах, минус нелюбимое дело, минус триста шестьдесят пять масок, минус ожидания, минус сравнения, минус мнения, минус лайки, минус лай. И плюс благодарность, что тебе повезло эту планету увидеть. И вот этот нехитрый просчет - единственный магнитик, который я привожу из путешествий на своей памяти. И только за ним лечу, как только ему случится отклеиться.