Страницы

13.04.2013

Вьетнам. Часть II. Ханой

о звуках, которые "пи"


Первое, что приходит на ум при выходе из отеля в Ханое, что сейчас будут переснимать лучшую сцену фильма "Знакомьтесь, Джо Блэк!" с тобой и мотобайками в главной роли. Вьетнамцы - слишком атеисты, чтобы придавать значение знакам, даже если эти знаки дорожные. Зебра здесь тоже скорее просто для напоминания пугливым туристам, что белые полосы все же существуют. Так что переходить дорогу можно в любом месте - тормозить из-за вас все равно никто не будет. Хорошо, что мой аэропортный ангел Дэн успел дать мне важный совет: "Самое главное - если вышла на дорогу, никогда не останавливайся. Иди уверенно и не суетись. Все сами под тебя подстроятся". Поскольку пишу я сейчас не протезом, а все-таки рукой, подтверждаю - работает. И в Ханое, и в Сайгоне. И вообще.




В Ханое таким, как я, неудачникам без телефона и плеера и днем, и ночью придется слушать национальную вьетнамскую музыку - безумный гул клаксонов. Зато их "пи" очень гармонирует с "пи" в головах русскоязычных туристов - выразить первые впечатления другими словами вряд ли бы удалось даже Елене Григорьевне (кто знает, тот поймет)).



Улицы столицы - это смесь общепита и рынка. Такое чувство, будто перед тобой склады магазинов брендовой одежды сайта "вконтакте", в редких случаях - ассортимент "Метрограда".


Прекрасная половина во Вьетнаме сильно работает, сильна половина - прекрасно отдыхает. На юге видела даже закрепленный на заборе гамак, чтобы прям совсем на напрягать спину.



В невероятно узких и темных жилых проулках идет подготовка переднего плана. Ханойские дома чем-то напоминают людей - нарядные фасады, серые бетонные бока и черт ногу сломит в том хаосе, что скрыт внутри.

На первом этаже каждого дома, как правило, или парикмахерская,  или ателье. Кстати, если мужчина - гей, то он женщина и должен трудиться. Очень много парней-парикмахеров)






Когда-то гуляя с картой по вечернему Будапешту я поняла, почему идея о кубике пришла к Рубику теми улицами - пока опустишь глаза с уличной таблички на карту, уже не помнишь названий. Во Вьетнаме тоже можно вдохновиться на цветную головоломку - краски города могут бесконечно кружить тебя по ханойским улочкам, путая повороты за твоей спиной. Пока промелькнув перед каким-то местным пятый раз, тебя не отправят на к озеру, где в общем-то и место всем туристам.



Озеро Возращенного Меча, как и любой продукт пиара, конечно, имеет легенду. Легенда подозрительно напоминает мою давнюю встречу с турецкой черепахой. Но поскольку мне не доставали из-под панциря никаких подарков, надеюсь, и возвращать ничего не придется - второго пришествия моя потрепанная за эти годы психика не вынесет
(читать легенду идите на Википедию, пока ее не закрыли за пропаганду познания). 

Жизнь у озера кипит и останавливается одновременно - смотря что ты носишь в голове или в кармане.



Вьетнам как-то слабо ассоциировался у меня с футболом. Но любая свободная площадь в  каждом городе заполняется играющими мячом или удлиненным воланчиком - мне не удалось выяснить, является это национальной особенностью или для экономии материала бадминтон совместили с футболом.




Вьетнамская школьная система очень схожа с нашей. По-моему, даже шторы одинаковые.
Образование платное, а как подсказал рисунок, почетно висевший в коридоре, бессовестно платное.



"Тебе не страшно?" - самый частый вопрос, который я слышу (ну, не считая "кто фотографировал тебя на Ямайке?"). Так вот. Эта пагода (на фото вверху) в парке Ленина меньше всего внушала страх. Но ее "чердак" стал самой жуткой секундой моих дорог. Черт, парень лежал прямо возле лестницы, и я реально подумала, что ему сорвали кожу с век)))


По-моему, фотограф хотел написать молодоженам послание, но гостей на вторую букву не хватило)...

.


Глядя на вьетнамских девушек в центре столицы, я думала, что меня прогонит фейс-контроль.




Хо Ши Мин жил по главному кодексу коммунизма - хорошо, когда красное знамя несут все, кроме тебя. 

Из его внушительных размеров автопарка, прозрачные стены только у гаражей с подарками от правительства СССР. ЗамкИ, подозреваю, скрывают покупки в странах более отдаленных.






Музей Хо Ши Мина куда более монохромный, чем его обитель при жизни. И еще менее интересен. Если бы не красные приветы из Советского Союза) 



Храм Литературы в Ханое - не памятник приложению ibooks и даже не библиотека. Скорее, маленький парк или большой сквер с древними стелами и алтарем. Впрочем, мест, куда надо класть деньги на "развитие творческих способностей" не меньше, чем памятных изваяний. Здесь вьетнамцы перестают быть атеистами и громким шепотом то ли молятся, то ли зачитывают стихи, подражая Эминему в его шустрые годы. Союз лени и сомнений везде подменяет молитвой единственно волшебный ритуал - перестать молиться и начать писать.



С наступлением темноты Ханой косит под Париж. Все забегаловки превращаются в кафе и обочины до отказа забиваются пластиковыми табуретками и скамейками. Мимо продолжают курсировать мотороллеры, тележки с едой и полиция, которая периодически всех разгоняет, чтобы через секунду после их отъезда все снова заняли свои места. 



Испанец Кристиан - причина для Гауди покрутиться в гробу. По себе знаю, как непредсказуем ветер перемен, но чтобы бросить апельсиновую Барселону ради Ханоя... - это какой-то извращенный смерч испанского кризиса. Но, тем не менее, в ближайшие пару лет Кристиан не видит себя вне бара на углу, где нет иной музыки кроме шума мотобайков, но, кстати, есть пиво "Оболонь". Где не нужно читать книг, потому что на проходящих лицах - библиотека всего мира. И не нужно никаких телешоу, потому что каждый голос - голос целой страны. Где вместо кроссвордов он разгадывает нации, учится не путать китайцев с японцами и никак не опровергнет истину, что самое недовольное лицо всегда родом из России. Там новые знакомства учат географии, и он не сильно удивляется внезапно встретив знакомого русского, с которым когда-то карабкался по горам Европы.
Такой себе непрерывный кинотеатр... Сюжеты его фильмов немногим отличаются от тех, что ты мог бы смотреть на пороге своего дома. Но почему-то дома, среди близких людей, так важно "казаться"... И взгляд обращен лишь на собственную роль, не замечая ни иных нитей сюжета, ни того, кто крутит эту безумную пленку.

То, что для одного - финал дороги из желтого кирпича, для другого - ее вынужденное начало. Официантка Люси Лью* пишет здесь иную историю - в Сингапуре ждут оплаты счета за учебу и заветная возможность когда-то не вернуться во Вьетнам. Но хоть все молодые официантки склонны жить будущим исполнением мечты, пренебрежительно относясь к своей роли в настоящем, казалось, что эта девушка даже наш ЖЭК превратила бы в бодренький, улыбчивый Макдональдс мира бюрократии.
*ее, конечно, как-то по-другому зовут, но понимаете, вьетнамский язык звучит так, будто они нецензурно обсуждают мужскую физиологию и стесняясь, глотают все буквы, кроме Х - потому я не смогла запомнить ни одного имени и всех девушек про себя называла Люси Лью.




Вообще, девушки во Вьетнаме добротой улыбок искупают все его запахи и шумы. Не сильно привлекательные местные парни безуспешно соревнуются с приезжими за внимание восточных красавиц. Американцы лидируют с большим отрывом, заставляя коммунизм еще больше краснеть от легкости капиталистических побед.



И вот даже карибские 5 звезд не сравнятся с той теплотой гостеприимства, которая за 13$ в сутки отогрела мое смущенное прилетом сердце. И явно не мое одно. В день отъезда  голландские туристки в благодарность за теплый прием купили девушкам на ресепшене торт, который тут же лег на бедра всех сидевших в холле. Свечи просто для красоты - дня рождения ни у кого не было. Но праздник возвращенной веры таки состоялся:)



Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.