Страницы

18.08.2015

Verona. Italy


Если оказаться в Вероне на Пасху, то того, что Христос воскрес, можно в общем-то и не заметить. В Вероне свой Бог. Имя ему Шекспир, и его Адам и Ева сбежали из рая по собственному желанию. Не дожидаясь, пока его прежде покинут притяжение, затем чувство юмора, после интерес, уважение и чтотамещевассвязывало, и рай под названием "взаимность гормонов в 14 лет" не превратится в ад под вывеской "раздражение".
"Нет прибыльнее повести на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте" - должно быть, написано на папках городского бюджета Вероны. Джоан Роулинг и клуб библейских писателей, конечно, усмехнулись бы этому утверждению, но зато у Вероны монополия в пределах своей ниши. Потому старый город увешан указателями по маршрутам навеки законсервированной любви - дом Джульетты, гроб Джульетты, гроб Ромео... "Блажен, кто верует" - говорят обычно в таких случаях, "и молодец, кто платит" - добавляют в туристических местах.

Еще в феврале, возле иерусалимской Стены Плача, меня не покидала мысль: "И эти люди иронизируют над письмами Деду Морозу!". Но, оказалось, небесная канцелярия - не малых размеров предприятие, и важно знать, в какое окошко с чем стучаться. За романтику отвечает Джульетта. Отдел работает явно с премиальными - письма принимают и на месте, и по адресу, и на e-mail info@julietclub.comХотя как по мне, не самая удачная идея просить совет у девушки, которую первая же влюбленная слеза заставила буквально из постели перелечь в гроб. Не хочу показаться схожей на российских чиновников, подменяющих санкционный продукт, но правда же - куда разумней писать пушкинской Татьяне - ну, во-первых, она знает толк в письмах, а во-вторых, даром, что загадочная русская душа, а все-таки не позволила инфантильному мудаку Онегину сломать себе жизнь. 

В целом (видимо, все-таки благодаря Пасхе), Верона была такая спокойная, красивая в своей расслабленности, что казалось, даже если бы волей случая здесь и произошла вся эта юная страсть, современные Монтекки и Капулетти собрались бы за дубовым столом, открыли бутылочку вина, вдохнули аромат зажаренной бараньей ноги, и решили "да нуууу этих детей с их суетой, сами разбегутся". И дети, рано или поздно, вероятней всего, что разбежались бы - она фестивалить в Венецию, он мафиозить в Неаполь. "Вот я вся любовь" - как спел бы Лагутенко. Но "Вот еще любовь. А после, может быть, еще" - поет обычно жизнь. Потому что чувства хоть и живут не многим дольше пармезана, но и производство их, к счастью, не прекращается;)


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.